Search website

Волк как символ космической смерти

Для западного воображения волк является, по преимуществу, свирепым животным. Страх волка, через всю древность и средневековье, где он являлся, к примеру, в облике Жеводанского зверя, периодически воскрешается и сегодня, а на страницах наших газет он представляет легендарную зимнюю пару летним морским чудовищам.

В XX веке волк всё еще является детским символом страха паники, угрозы, наказания. «Большой злой волк» воплощен в образе Изенгрима. В более развитой мысли волк уподобляется богам смерти и инфернальным гениям. Греческие мормолики и одеяния Аида, сделанные из волчьей кожи, – являются символом живучести, как и кожа волка, в которую облачается демон Темез или галльское хтоническое божество, которого Цезарь[ отождествляет с римским Отцом Дитом («Dis Pater»), богом подземного мира. В культуре древних этрусков бог смерти изображается с волчьими ушами. Очень важным аспектом изучаемого нами сейчас изоморфизма являются римские ритуалы, связанные с волками, и посвященные богу Марсу Градивусу («Mars gradinus»), «шествующему в бой» Марсу, или Аресу, символу разрушительного насилия, близкому к образу Марутов, спутников Рудры в индийской мифологии. В скандинавских традициях волки символизируют космическую смерть; они – пожиратели звезд, небесных светил.

В Эддах фигурируют два волка – Сколь и Хати, сыновья гиганта, а также огромный волк Фенрир, преследующий солнце и луну. В конце времен Фенрир поглотит Солнце, а другой волк, Манагарм («Лунный Пес» ) поглотит Луну. Это поверье вновь появляется в северной Азии, где якуты объясняют лунные фазы прожорливостью медведя или неутолимым голодом волка. Так же и во французских деревнях с равным успехом безучастно говорят, что собака «воет на луну». Действительно, домашняя ипостась волка – это собака, представляющая символ кончины. Об этом свидетельствует и египетский пантеон, столь богатый киноморфными образами: Анубис, великий бог-психопомп, носит также имя Инпу – «тот, кто имеет форму дикой собаки», и почитается в Синопе как бог подземного мира. В Ликополе этот образ воплотился в шакале по имени Упуаут, в то время как египетский бог Хентиаменти имеет вид дикой собаки. Анубис отсылает нас к древнегреческому Церберу.

Жильбер Дюран “Антропологические структуры воображаемого”

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *