Search website

Мистерия Солнца: невозможно достичь света ценой отказа от тьмы

«Те девы, что ведут Парменида в подземный мир, – дочери Солнца.

Это звучит непривычно и довольно парадоксально. Для нас солнце находится высоко, в свете, не имея ничего общего с тьмой или смертью. Однако это не потому, что мы стали мудрее. Причина в том, что мы оставили далеко позади мир мифов. Как мы оставили позади свою собственную смерть. Для нас это звучит странно только потому, что мы утратили всякую связь с подземным миром.

Потусторонний мир – это не просто место тьмы и смерти. Это лишь поверхностный взгляд. На самом деле это высочайшее место парадокса, где встречаются все противоположности. В основе как западной, так и восточной мифологии лежит идея о том, что солнце поднимается из подземного мира и каждую ночь возвращается в подземный мир. Оно принадлежит подземному миру. Вот где его обитель, вот откуда приходят его дети. Источник света находится в обители тьмы.

Это хорошо понимали в Южной Италии. Вся итальянская мифология возникла вокруг фигуры бога солнца, которого везут на колеснице лошади, выносящие его из подземного мира, куда он затем снова должен отправиться. Так было и в родном городе Парменида, называемом Элея. И для некоторых мужчин и женщин, известных как пифагорейцы (людей, что собрались вокруг Пифагора, когда он пришел в Южную Италию с Востока), те же самые идеи были главной традицией.

Пифагорейцы, как правило, жили рядом с вулканическими районами. Для них это было очень важно. Они понимали вулканический огонь как свет во глубинах тьмы: это был огонь преисподней, но также и огонь, породивший свет, который мы знаем и видим. Для них свет Солнца, Луны и звезд был просто отражением невидимого огня внутри подземного мира. И они постигли, что нельзя подняться наверх, не спустившись вниз, что невозможно достигнуть рая, не пройдя сквозь ад. Для них огонь подземного мира был огнем очищающим, преображающим, дарующим бессмертие.

Это нечто гораздо большее, чем просто вопрос мифологии. Теоретически мы полагаем, что каждый рассвет приносит новый день, но на практике мы никогда не видим, что это значит. В глубине души мы все согласились искать свет в свете и избегать всего остального, а именно отвергать тьму, глубины. Эти люди осознали, что в глубинах скрывается нечто важное. Для них вопрос заключался не только в том, чтобы встретиться лицом к лицу с частицей тьмы внутри себя. Вопрос был в том, чтобы пройти сквозь тьму к тому, что лежит по ту сторону тьмы.

Были и ранние христиане, говорившие о «глубинах» божественного. Большинство из них вскоре были вынуждены замолчать. Были и еврейские мистики, которые рассказывали о «нисхождении» к божественному, но заставили замолчать и их. Гораздо проще располагать божественное где-то наверху, на безопасном расстоянии. Беда в том, что когда божественное удаляется из глубин, мы сами утрачиваем свою глубину, а затем начинаем со страхом всматриваться в глубины и, в конце концов, заканчиваем борьбой, бегством от самих себя, пытаясь поднять себя за ноги в запредельное. Невозможно достичь света ценой отказа от тьмы. Тьма преследует нас; нас преследуют наши собственные глубины».

Питер Кингсли

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *